Спасли ли лодку в 72 метра

Просто лодка находилась. А об экипаже подводной лодки М хотелось бы вспомнить именно подводной лодки в фильме режиссера Хотиненко "72 метра". Драма «72 метра» вышла через четыре года после гибели ста и на третьи сутки из затопленной подлодки спасли человека из Я даже не побоюсь сказать, что "72 метра" - один из лучших российских фильмов последних лет. Я вообще думаю что этот фильм о гибели подводной лодки "Курск", Мне тоже очень хочется верить в то, что их спасут, а то. И в одной из книжек прямо так и написано: подводная лодка -- настолько Но главное то, что они спасли свои души".

"Нам уже по самое горлышко, а спастись не успеваем": Военно-морской офицер рассказал, почему моряки спасали "Лошарика", а не себя

В СМИ появились новые подробности пожара на глубоководной станции АС-31 "Лошарик"в Баренцевом море, где погибли 14 подводников. Блытов пояснил, что военные действовали в соответствии с РБЖ – руководством по борьбе за живучесть подводных лодок.

"Ну, правильно, если пожар – можно было перейти на носитель, а лодка бы сгорела, погибло бы ценнейшее оборудование. Там имеется ядерно-энергетическая установка. Могли быть, ну, непредсказуемые последствия, на мой взгляд. Поэтому ребята сделали всё, что могли, они герои", - заявил Блытов.

"Помните фильм "72 метра" Александра Покровского? Помните там, как не хотели они пускать? По РБЖ не положено пускать. Пусть они остаются там. Но они спасли их, пустили к себе. Но недосказано то, что все равно все погибли, потому что средств спасения оказалось очень мало. Но сам факт, что были неоднократные случаи пожаров на подводных лодках, когда люди, которые переходили в другие отсеки, губили и их. Понимаете, это сделано для того, чтобы спасти людей, спасти корабль. Вот в этом весь смысл. Всех людей. Просто так погибнет там, ну, четыре-пять человек. А остальные останутся живы, и корабль цел, понимаете? Вот этим вызвано требование РБЖ. Оно правильное, в общем. Здесь ради всех надо жертвовать чем-то, вот, такое бывает. Но бывают разные случаи, вы понимаете. Но здесь всё на усмотрение командиров", - пояснил Блытов.

По его словам, когда начинается возгорание, появляется дым, подводник должен действовать как автомат - по инструкции.

"Нас так учат на учениях, на учебно-тренировочных судах. Когда загоняют в отсеки – и начинаются пожары, начинается поступление воды. И ты должен бороться. С пожаром, с поступлением воды. То есть тебя учат правильно действовать, правильно включаться в изолирующий противогаз, надевать спасательные средства, какие можно. И бороться. У нас всё это отработано до автоматизма на кораблях, лодках. Ты не думаешь. Ты знаешь только, что ты должен это дело немедленно погасить, если началось, начался пожар, и его еще можно погасить. А оценить, какой пожар там, размеры возгорания, насколько хватит кислорода, очень сложно, по-моему, даже невозможно сразу, сказать. Основная задача вот тех, кто находится на борту, – это бороться за живучесть судна", - подчеркнул эксперт.

Эксперт также напомнил о гибели подводной лодки "Комсомолец", с которой спаслась половина экипажа или даже больше, потому что командир принял решение эвакуировать лишних, которые мешали тушению пожара, чего не сделал командующий флотом Пархоменко в Севастополе, когда произошел взрыв на линкоре "Новороссийск".

"Он всех выгнал на верхнюю палубу – и они все там стояли, когда судно опрокинулось и всех просто накрыло. И погибли там 600 с лишним человек. По-хорошему, их надо было всех эвакуировать, а линкор вытаскивать сразу на берег. Здесь вопрос стоял только в том, что, стоя на берегу, если бы он уткнулся носом в Госпитальную, можно было бы проще бороться за его живучесть. А так, когда он перевернулся, уже было бесполезно", - считает Блытов.

То же самое можно сказать по взрыву эскадренного миноносца "Смышленый" на Черноморском флоте, подчеркнул эксперт.

"Когда он подорвался на минах, там подошли корабли, протралили, завели пластырь, повели его… Он смог дать сам ход. Но началось волнение, пластырь отлетел – и погиб весь экипаж, когда начали взрываться эти самые не сброшенные глубинные бомбы. Они, попав в воду, сразу взрывались, и те, кто плавали, – они гибли. Два или три человека спаслись там. То есть командир должен думать. Надо было оставить на корабле только тех, кто был необходим для вахты. Чтобы обеспечивать работу механизмов корабля. Не так далеко от Анапы до Новороссийска, чтобы там не оставить одну смену. Остальных надо было пересадить сразу на "Харьков". Вы понимаете, то же самое с "Новороссийском". Лишние должны уйти. Должны остаться только те, кто может. Такое есть тоже. И на "Комсомольце" командир тут же принял решение вывести лишних людей. Или, если помните, гибель лодки Бессонова. Он сумел передать значительную часть людей на подошедшие корабли. И поэтому они остались живы. А если бы они сидели по отсекам – они погибли бы все вместе с лодкой и Бессоновым. Но ему недаром дали Героя Советского Союза", - вспоминает Блытов.

"Самая сложная ситуация. Ну, вот, у нас был такой случай на учебно-тренировочном судне. Нас закрыли в отсеке и начали подавать воду через различные дыры: там пулеметная очередь прошла. Вода там под огромным напором, сбивает с ног. Мы там бросаемся. И чувствуем, что ничего сделать не можем, не успеваем. Потому что столько отверстий. Когда у нас уже до горлышка вода достала, вышел командир БЧ-5, там мостик такой, говорит: ну, что, ребята, выключать или как? Ну то есть до гибели там не доводят во время учений, понимаете. То есть за этим смотрят. А вот в военное время – там, конечно, не до этого", - пояснил эксперт, добавив, что первоочередная задача командира - сохранить корабль.

Блытов пояснил, что когда на корабле происходит нештатная ситуация, у экипажа остается очень мало времени, чтобы действовать.

"Огромные массы воды, когда идут под напором вовнутрь, там ничего не сделаешь, она с ног сбивает. У меня даже был на Севере такой случай в каюте. Мы вышли в море, шли туда в Средиземное море, вышли из Североморска. И у нас каюта была низко довольно. Это такой противолодочный корабль "Адмирал Исаченко". И меня поселили в каюте с комсоргом бригады. А он такой парнишка… да, это самое, давай откроем иллюминатор. Я говорю: да нельзя открывать иллюминатор, ты что, мы низко у воды, захлестнет. Нет, давай. Взял, подошел и открыл. В это время корабль делает поворот, накреняется – и волна идет как раз на нас. И вот в этот иллюминатор, как в трубу, врывается вода. Я бросаюсь, пытаюсь закрыть – почти невозможно. Когда удалось это сделать – то мы стояли по горло в воде, в каюте. В холодной воде, северной, зима. Можете себе представить? Это всё доли секунды. А потом мы даже дверь не могли отдраить. Потому что ее прижало этой массой воды", - поделился историей офицер.

По той же причине - из-за огромного давления воды, по его словам, на "Курске" невозможно было открыть этот самый люк.

"Поэтому задача у командира – спасти корабль, прежде всего. С любыми жертвами, но спасти боевой корабль", - заключил эксперт.

Подписывайтесь на канал Царьград в Яндекс Дзен, чтобы не пропускать интересные новости и статьи
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите

От «К-19» до «72 метров»: Верят ли наши подводники в это кино?

Не то чтобы там было много неправды, а скорее по привычке и из принципа: наши-то режиссеры могли бы не хуже Кэтрин Бигелоу снять, да и Абдулов с Балуевым сыграли бы русских моряков не хуже Харрисона Форда и Лайама Нисона!

И смотреть его, естественно, пошли все самые придирчивые и дотошные зрители...

Мы попросили капитана 1 ранга запаса Бориса БЛЕДНОВА и капитана 3 ранга запаса Леонида БЕЛЬТЮКОВА сравнить оба фильма. Их замечания - читайте ниже.

Борис Гаврилович БЛЕДНОВ, капитан 1 ранга запаса, совершил 12 автономных плаваний, подводный стаж - 21 год.

О чем фильм Хотиненко?

О подлодке «Славянка», которая зацепила мину, болтавшуюся в Северном море со времен войны. Многие члены экипажа погибли. Несколько уцелевших человек цепляются за жизнь в единственном более-менее уцелевшем отсеке. ). Просто лодка находилась на учениях, ее задача была - скрываться от противника, и армейское начальство полагает, что она просто прячется. Можно выбраться наружу с помощью дыхательных аппаратов. Но все, кроме одного, неисправны... Фильм, неизбежно вызывающий воспоминания о «Курске», снят Владимиром Хотиненко. Роли исполняют Дмитрий Ульянов, Марат Башаров, Сергей Маковецкий, Владислав Галкин, Сергей Гармаш, Чулпан Хаматова, Андрей Краско.

Валентин ШАБАНОВ, капитан-лейтенант первого экипажа «К-19», бывший командир «К-40»:

- Если отбросить мелкие шероховатости, которые не лезут в корабельный устав, типа того, что контр-адмирала дежурный по кораблю по правилам не встречает, то все замечательно. И по поводу Украины правильно сказано, и службу правильно показали. Из всех картин о подводниках, которые я видел, эта - на уровне «Командира счастливой Щуки», а может, даже в чем-то лучше.

- Очень хороший фильм. Но только старые раны вновь разбередило: Влад Галкин - просто копия моего Митеньки.

Не та форма у подводников.

Переходы между отсеками не соответствуют размерам в реальной подлодке типа «К-19» (замечание экспертов - для съемок фильма явно сделали макет подводной лодки и небрежно поработали с рулеткой, выверяя расстояния).

Капитан подлодки (даже такой сорвиголова, как Харрисон Форд) никогда бы не стал в реальной жизни погружать субмарину на предельно допустимую глубину, чтобы проверить экипаж на прочность (замечания экспертов - все инструкции по погружениям выдаются еще до отхода в море, и никто не может их нарушить. Тем более когда тренировочное погружение на запредельную глубину грозит погубить судно - как-никак атомная субмарина входит в ядерный баланс великой державы).

Когда на субмарину ранга «К-19» приходит новый командир (а герой Харрисона Форда как раз таким и был), с ним в первую автономку всегда идет офицер такого же ранга. В фильме на «К-19» такого человека не было (замполит не в счет - не та фигура). В реальности - был.

Никогда замполит не заявил бы командиру подлодки: «Данной мне властью я снимаю с вас командование судном!», как это было в фильме. (Замечания экспертов - «Потому что такого не может быть никогда».)

ЧТО НЕ ТАК В «72 МЕТРАХ»:

Непонятно, как боцман оказался в первом отсеке у минера (замечания экспертов - отсеки подлодки при аварии всегда задраивают люки наглухо, и никто не имеет права перемещаться из отсека в отсек).

(Замечания экспертов: такого быть не могло, ведь лодка типа «Варшавянки» - двухкорпусная, и затопить ее так легко невозможно.)

В трюмах настоящей «Варшавянки» (прототипа киношной «Славянки») было не так светло.

Что в фильмах правдиво:

Если сравнивать фильмы «К-19» и «72 метра», то, конечно, последний более правдивый - ведь его снимал, во-первых, русский, во-вторых, мужчина. Но и американская лента обладает многими достоинствами.

Забавная история про то, как подводники по просьбе деревенской бабки пытались заколоть ее корову, вполне могла произойти в реальности.

Всем, кто не верит в правдивость фильма «72 метра», мы напомнили бы эпизод с вышедшим из строя аппаратом для выхода на поверхность. Точно такой же случай произошел на Камчатке 23 июня 1983 года, но с подводной лодкой «К-429». Тогда более 80 процентов (!) аппаратов оказались пустыми.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Запах моря и железа

Режиссер хотел снять «простую масштабную историю с запахом моря и «железа». С масштабом в «72 метрах» все в порядке. До размаха «К-19» наш фильм не дотягивает, однако по меркам современного российского кино все прилично. Опять же музыку написал Эннио Морриконе (хотя в данном случае классик явно не напрягался). И актеры в фильме - отнюдь не из последних.

Но... В фильме куча странных несостыковок и скомканных, оборванных сюжетных линий. В финале подводники отдают единственный дыхательный аппарат герою Маковецкого - штатскому мальчику-переростку. Он с водолазным оборудованием не знаком, погибнуть может запросто. Пользуясь расположением режиссера, хлюпик добирается до поверхности почти без приключений. Вылезает из моря, смотрит на город и ревет в три ручья. А подводники тем временем сидят на «Славянке» и ободряют друг друга.

И на этом фильм заканчивается.

Спаслись подводники или нет? Привел интеллигент помощь к месту катастрофы или не успел? Зритель, ошеломленный финалом, вроде как имеет право на ответ. Зря, что ли, он два часа пытался «болеть» за героев? Тем более режиссер назвал «72 метра» «фильмом-приключением», а приключенческое кино предполагает внятную развязку...

Но вместо сюжета у Хотиненко - описание того, как мужественно и хладнокровно ведут себя моряки на затонувшей подлодке. Один, правда, пробует застрелиться, а двое других - подраться, но инциденты быстро сходят на нет. Режиссер хотел, чтобы героизм выглядел покрасивее.

Хотиненко на самом деле не важно, выжили ли моряки. У него ведь - концепция. Глупенькому зрителю надо показать, что главное - не в том, спасли тебя или нет. Главное, чтобы про тебя сложили потом такую вот повесть о настоящем человеке.

Ну что ж, подход идеологически правильный. Он всегда был исключительно удобен для нашего государства. Армейское начальство должно быть в восторге от этой картины.